Исупов Эдуард

5

Детство Эдуарда Павловича прошло в Находке. После окончания Иркутского горного техникума, работал в 126 геолого-разведывательной партии Телембинского района. С 1959 года в Южно-якутской комплексной экспедиции.

 

Сентиментальный штрих

Тайга! Дремавшие деревья,

 Развилки быстрых ручейков…

О глухомани есть поверья

 И сотни тысяч разных слов.

Нам было чудно в этом мире

 В веках хранившего покой.

Мы шли маршрутами не ныли,

Гордились все своей судьбой.

Нам жизнь поставила задачу:

Известных нет — везде «иксы»

. Сейчас от радости мы плачем,

Что все осталось позади.

А было так: палатки, вьюга,

Костры средь гула комаров.

И в мыслях каждого — подруга,

С каких — то тихих берегов.

Грустили реже — чаще жили

Взахлеб и не успев устать,

Мы в вихре дни свои кружили,

Чтоб эти «иксы» разгадать.

Да! Час за часом, понемногу

 Открылись двери у земли

И за ее крутым порогом

Мы клад божественный нашли.

 Тайга! Дремавшие деревья

 Вдруг изменили облик свой.

На месте слухов и поверья

 Встал город Нерюнгри родной.

А мы смахнув рукой усталость,

Костер залили — снова в путь!

Опять тропа — в ней жизни сладость

И нам с нее уж не свернуть.

Не для истории служили,

Не для медалей мы росли.

А для того чтоб вечно жили

Штрихи родимой Нерюнгри.

 

Сын

Помню, было военное лето

Я сошелся с одною вдовой.

У нее был мальчишка. При этом

никак не мирился со мной!

Только в дом я войду — он выходит,

(И отцом меня не зовет).

Долго — долго по улицам бродит.

Мать не крикнет — домой не придет.

И на фронт я ушел — не простился

С мальчуганом вихрастым моим.

Но его не винил и не злился,

Что чужим оставался таким

…как — то раз собрались мы в разведку,

нужно было и мост подорвать,

вдруг приносят письмо в газету…

как тут было не прочитать!

Тот конверт был подписан коряво.

Даже имя и то не вошло…

Почтальон улыбался лукаво:

— что письмо от сынишки пришло?

«здравствуй папка, — писал мне сынишка,

-больно мне, и я плачу сейчас.

Ты поймешь меня, ты не мальчишка:

нет у нас мамы». У нас!

Вот и все оборвалось на этом

Продолженье письма. А внизу

Подпись: « папка, с приветом,

Извини, что писать не могу».

Опустились вдруг серые тучи,

Защемило в груди у меня,

Поднялась вдруг тоска в рост могучий…

Мальчик мой — отомщу за тебя!

Буду трижды я проклят на свете

За малейшую трусость мою!

Буду помнить о детском привете

Даже в самом жестоком бою!».

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники